stihiynaya_haha: (Default)


…Долго ли, коротко ли бродил Ходуль по-меж сосен и вышел к избушке на толстых
ластах. На крылечке сидели две старушки. Одна, в цветастом платочке, старательно
гребешком причесывала другую. Ходуль поклонился в пояс и молвил:
- Здравствуйте, баушки (старушки хихикнули)! Не дозволите ли гостю незваному
отдохнуть у вас с дороги?
- Отчего ж не дозволить? Заходи, мил человек.
Ходуль втиснулся в дверь, снял мешок.
- Как же вы, баушки, сами тут проживаетесь? Не боязно?
- А тебе, милок, одному в лесу не боязно? - Ехидно ответствовала старушка в
платочке. – Нам-то с Мусей привычно…
- Так я ж, - Ходуль выпрямился, - складу богатырского, косая сажень в плечах!
- Вот и садись, да сними с плечь эту Косую в саже… Отобедаешь с нами? Щец плошка,
хлебца краюшка да молока кружка.
Ходуль сглотнул слюну.
- Спасибо, отобедаю. А молоко откуда у вас? Хлева-то я не приметил. Нешто козу в
подполе держите?
- Зачем же козу? Птичье у нас молоко, вон давеча пингвины на север мигрировали…
- Так пингвины не летают! - Воскликнул грамотный Ходуль.
- Это потому, что не доят их. Сам посуди: каково это – летать с полным выменем…
Ходуль не нашелся, что ответить. А Муся толкнула подружку:
- Туська, за печкой следи.
Старушка в платке открыла заслонку и подбросила шишек. Ходуль глянул и изумился:
- Что за диво? Здесь, в глуши – печка микроволновая? Откель?
- Да геолог как-то один забрел, печку нам и оставил.
Ходуль растерялся.
- А геологу микроволновка зачем нужна была?
- Дак низачем. Он сам сказал: не нужна, мол, она мне, забирайте. Еще наказывал
дровами не топить – говорил: вещь тонкая, деревом испортить недолго… Вот мы
шишками и топим.
В избе потеплело. Туся развязала платок. Черепушка сияла чистейшей лысиной.
Ходуль обомлел.
- Как это у вас? Само?
- Это? Это, милок, я парафином кажное утречко смазываю. Ишь, как на солнышке-то
играет!
- Нет, я не про то… Волосьев-то нету совсем!
Туся посуровела и строго ответила:
- Такова моя, милок, гражданская позиция!
- Да неужто не жалко? – Не унимался Ходуль.
Глаза старушки затуманились. Муся подскочила к ней и оторвала ей голову. Ходуль
охнул. А голова подмигнула, высунула язык и сказала:
- А снявши голову, по волосам не плачут! Так-то!
Муся проворчала:
- Она у нас всегда безголовая…
Голова широко улыбнулась, обнажив три ряда великолепных зубов.
Ходуль отшатнулся:
- Это, баушка, зачем же ты столько зубов вставила?
- Свои это, родимые. Первый ряд – молочные, потом кефирные, а задние кумысные.
- Молочные ж у детей только!
- А у нас возраст - в детство впадаем. Потом снова взрослеть будем. И так все
время!
Туся, водрузив голову на место, доставала из печи горшок со щами. У Ходуля потекли
слюнки.
- И мы с тобой отобедаем, гостюшка дорогой, - старушки вытащили пинцеты и дружно
принялись щипать хлебный мякиш.
- Зачем вы его так? – Удивился Ходуль.
– Чтоб не переводился, - ответила Туся. - Слыхал, небось – если чего выщипывать –
оно только пуще прирастать будет.
Муся прыснула. Ходуль покосился на нее.
– Ты ее не слушай! Хлеб надобно щипать, чтоб не спал. Снулая еда – вреднейшая
штука, я тебе скажу. Знаешь ли ты, милок, что всякая усталость тела и духа от
снулой еды образуется? Чего рот открыл? Оттого после обеда и голова бывает пустая,
 живот тяжелый да ноги немощные. И старость приходит. Ты знаешь, что такое
СТАРОСТЬ?!! - Старушка грозно потрясла щипчиками, - это, милок, значит, что
человек уСТАлостью обРОС. Вот чтоб не обрастать, надо еду кушать живехонькую!
- Что-то вы не больно молодые, - вредно заметил Ходуль, – сами сказывали, что
возраст….
Старушки закивали.
- Возраст немалый. А видимость – она и есть видимость. В нашем-то возрасте
выглядишь как хочешь, а не как природой дадено.
Ходуль не понял и хлеб щипать не стал. Съел все дочиста, вылизал плошку,
выпрямился. Почувствовал, что мысли разбегаются, и неожиданно зевнул.
Зоркая Муся тут же предложила:
- А ты приляг, отдохни – вон на лавке.
Ходуль поглядел на лавку, подумал.
- А перинки у вас нет?
– Как же, есть перинка – в огороде, под пырей подкладываем, а то разрослось его
нонче…Чтоб, значится, земля ему была пухом…
Ходуль не выдержал. От всего происходящего голова у него шла кругом.
- Нет, спасибо, загостился я… Пойду уж, пожалуй. Спасибо вам, хозяюшки, за приют,
 за хлеб-соль, за сказы дивные да советы премудрые…
Старушки выжидающе уставились на него.
- Э-э, чем мне вас отблагодарить? – Догадался Ходуль.
Глаза старушек заблестели.
- Станцуй нам об дверь!
- А… - сказал Ходуль и замолчал.
А потом они долго плясали об дверь, потом слушали, как поют валенки и снова
плясали…

***
В раздумье Ходуль брел от домика. Вдруг спохватился: дорогу забыл спросить!
Воротился к избе, смотрит: по огороду две девчушки носятся, махонькие совсем.
Верещат, смехом заливаются, кидают друг в дружку шишками.
Румяная черноволосая озорница спряталась за поленницей, подружка с визгом швырнула
в нее лаптем. Чернявая выскочила, сердито топнула:
- Туська! Да будь ты чуточку взрослее!
Меньшая тотчас насупила бровки и оборотилась девицей – коса рыжая в пол, глазищи
 зеленые, а сложена так – у Ходуля дыханье сперло: «Мать чесна! Ай да девка!» Туся
обернулась, посмотрела на него внимательно:
- Забыл чего?
- Д-да… я, того, погощу у вас еще денек, - попросил Ходуль и густо покраснел.

И погостил. ))))))))
stihiynaya_haha: (Default)
Жили Были. Имели они вид коров сумчатых, весом отличались значительным и размерами необъятными.
Целыми днями Были пережевывали воспоминания и давали самые большие в округе надои горького опыта. Хозяин с Хозяюшкой души в них не чаяли и опытом горьким щедро поили горожан. Потому и пользовались всеобщим уважением и огромным авто «Ритетом», на котором и выезжали частенько, и наезжали, бывало, на соседей.
Опыт горький пользу приносил немалую – иммунитет от жизненных глупостей и ошибок. Голова от него умнела, тяжелела, и глаза видели только то, что было под ногами. А ведь это очень полезно – видеть все, что под ногами…

И каждый житель желал вот так же ездить на авто «Ритете» и хвалиться надоями своих Былей. Звезд с неба никто не хватал, справедливо полагая, что, ежели все будут звезды хватать, то звезд на всех не хватит. Поисками Истины себя тоже не утруждали. Да и чего искать-то, когда ее каждый день на веревочке по улицам водят. Странное бородатое существо бомжеватого вида, от которого за версту разит вином. Избито оно до невозможности, баян с собой непонятный таскает…
Появлялись, конечно, охотники познать Истину, только кто ж разберет, куда ЭТО познавать… И приблизиться к ней невозможно – сразу на одного из Стерео-типов наткнешься. Это они, близнецы-мудрецы, бородатое создание на привязи водили. Привычка у них была странная. Подойдут к человеку с двух сторон и говорят истины прописные хором сразу в оба уха. Стерео-эффектно! Главное – ни из какого уха уже не вылетит. А существо народ развлекает: то заиграет на замшелом баяне, то плясать примется под веселую дудку Стерео-типов.
***
Жил в городе чудак один. Бывали у него частенько сезонные обострения, когда сомнения одолевали. Брожение мысли в голове начиналось, и тогда он поступал неразумно и желал странного. И мастерил Мечты – одну другой краше.
Творил знатно, вот только сбыть их никак не мог. Не брали лавочники грезы для реализации... Потому и отдавал чудак Мечты детишкам за символическую плату (носили они мастеру символы всякие, в работе полезные). А потом наведывались Хозяин с Хозяюшкой, отпаивали его горьким опытом, он успокаивался и Мечты свои забрасывал.

Однажды набрел чудак в лесу на Старый Пень. На нем так и значилось: «STARый Пень». Страдал Пень звездной болезнью. Говаривали, в молодости он был дуб дубом, да потом жена его все пилила-пилила... В общем, смутная история.
Еще про него баяли, будто знания ему даны глубокие, потому как уходит он корнями в землю и питается от Истоков Всего. А ведь земля местная богата талантами зарытыми.

Принялся чудак у Пня спрашивать, сбудутся ли Мечты его, а тот в ответ захихикал скрипуче, велел больше не задавать щекотливых вопросов и потребовал ввести Пень-код.
- Какой еще код? – не понял чудак.
- Известно, какой – четыре звездочки! - хмыкнул Пень. – Если хочешь, чтоб я решал, куда тебе плыть, дай мне звание капитанское, папаху на меня надень, тогда и поговорим…

Прибежал чудак домой, нашел кастрюлю подходящую. Зачерпнул воды из колодца, наболтал в нее пакетик универсальной «Ерунды» и замочил из кастрюли четыре ковра-самолета. На кастрюле моментально проявились четыре героических звездочки.
А ковры-самолеты не испортились - от «Ерунды» же ничего не портится. Летают даже лучше прежнего.

Вернулся чудак в лес, отсалютовал Пню и кастрюлю на него напялил.
- Чего тебе? – проскрипел новоявленный капитан Пень.
- Я хочу, чтобы мои Мечты сбывались! И чтоб с запоями опыта
горького завязать! Пусть вместо чужих историй мои собственные творения и мысли будут! - Выпалил чудак.
Пень хихикнул:
- Мечты, мой дорогой, не самоисполняются! Их исполнять надо, причем
исключительно гениально! Своими руками! И констатировать результат обязательно с удов-ле-творе-нием!
- Но… как же?! Как я смогу?- Воскликнул мастер.
- Мечта – это мелодия. Она должна играть внутри тебя. Поймай ее и исполни. А остальное само придет.
Чудак прислушался. В сердце крохотными молоточками, набирая ритм, трепетала Мечта. Робко пока и неуверенно.
Мастер сорвал с шеи любимый пестрый шарфик хранцуцкой фирмы «Ле Творение», узелком завязал ему голову с язычком раздвоенным, и получился замечательный Удав. Пригрел чудак его на груди и на плечи набросил.
Прилясывая в кончиках пальцев, мелодия запросилась на волю. Руки потянулись к кастрюле, забарабанили…
Вдохновенно, да так неистово, с Удавом «Ле Творением» исполнил чудак Мечту, что лес гудел! Окрыленный, примчался домой, где на крыльце его поджидала ежедневная крынка с горьким опытом.
Чудак улыбнулся…
***
Толпа собиралась у дома Мастера каждое утро. Он раздавал детишкам сказочные пряники. Похорошевшая Истина сновала по дому с ухватами. Целые бочки горчайшего опыта заквашивались бурлящим весельем, горечь исчезала в искорках смеха. Сцеживалась питательная сыворотка правды, в печи подрумянивались свежие анекдоты. Стыли на окне романтические десерты. В кадушках бродило пышное тесто для историй-ассорти – с изюминками, перчинками, пикантными остротами. На полках в круглых формах зрели новые неизведанные сыры…

Мечты шли нарасхват.
stihiynaya_haha: (Default)



… - Даа-а, тебе хорошо, ты – Волшебница. А мне не везет. Ничего волшебного и даже
просто хорошего в поле зрения не попадает.
- Может, ты смотришь невнимательно?
- Как же… Я все вижу. Говорю же – не попадает ничего.
- Давай вместе глянем. Подержи мое мороженое…
Щелкают пальцы.
Слоится пространство, оплывают дома, течет асфальт… Вырастают непроходимые джунгли. Петлями
свешиваются лианы, опутывают вековые стволы…
- Ну вот. Отдай мороженое. Нечего сквозь пальцы смотреть – так точно не увидишь.
- Ч-ч-то это?
- Оно и есть. Поле Зрения. Будем приводить в порядок.
- А почему такие заросли? Что это за коряги, лианы?
- Что посеяла когда-то – сомнения, страхи, то и выросло. Сама себя запутала.
 Позволяешь попадать в Поле своего зрения всякой дряни - вот и расхлебывай.
Земля чавкнула и предательски дрогнула. Всплыли скользкие кочки.
- А болото? Кажется, что почвы нет под ногами…
- Так Поле Зрения на твоем Мнении произрастает. А оно у тебя зыбкое… Даже,
кажется, жидкое. В общем, нетвердое. – В руке материализовался новый рожок
мороженого.
- Что ты все ругаешь? Посмотри вот – указатели какие-то. Причем на каждом дереве!
 Есть какой-никакой порядок.
- Ага. Вижу. И что указывают? Ты почитай, почитай!
- «Встаньте на эту Точку Зрения», «Примите эту Точку Зрения», «Вам следует
думать…» Что за бред? У меня есть своя Точка Зрения, между прочим, твердая и
основательная! Вот, я нашла ее без указателя!
- Ну, и? Гордишься? Будешь стоять на своем?
- Буду, - сопит обиженно.
- Ну и стой. А я дальше пойду.
Упрямица спрыгивает с кочки, высоко задирая коленки, бежит следом. Обе молчат.
Капает мороженое. Волшебница время от времени к чему-то прислушивается и вздыхает.
 Наконец Подруга не выдерживает.
- А что мы ищем?
- Ветра в Поле… Перемены бы здесь устроить.
- Да ну-у. Я и без тебя знаю, что можно волшебного сделать, – останавливается,
оглядывается, берется за стволик небольшого деревца и выдергивает его с корнем.
Подхватывает следующее.
Волшебница присаживается на корягу и с интересом наблюдает за ее действиями.

***

Дремучий лес. Небольшая опушка, кучи сваленных деревьев, веток, обрывков лиан.
Волшебница, болтая ногой, ест очередное мороженое на палочке. Подруга, отдуваясь
и пыхтя, садится на землю.
- Ну, и как тебе Поле моей Деятельности?
- Деятельность не может вызывать столько злобы. Ты так ругалась, что это больше
похоже на Поле Брани. Можешь воевать дальше. Но «один в Поле» – это как раз о
твоих действиях…
- Тогда я сама пойду искать ветра в Поле. Это все-таки мое Поле Зрения.
- А куда двигаться думаешь?
- Туда, - неопределенный взмах рукой, - напролом.
- Пролом в другой стороне.
- Ну, хоть направление укажи, раз такая умная!
- Держи, - в руку ткнулся плетеный «косичкой» шнурок, - это путь.
- А-а как его держать?..
- Путь держат не как, а куда. Теперь надо скосить эти заросли. Скоси глаза. Что
видишь?
- Двоится все…
- Правильно. И бабушка надвое сказала. Вот между этими двойными видениями и иди.
Только иди по своим Точкам Зрения.
- Так их мало… Или почти нету.
- Где поставишь – там и будут. Просто посмотри другими глазами на все Поле.
- У меня других нету…
- Давай дорисуем.
- Не надо, - смеется, - я поняла. А этой косичкой тоже косить можно?
- Во-о, соображаешь!
- Знаешь, такая Игра Воображения начинается… Чувствую, скоро и ветер поднимется!
Дуновение. Поток света. Ослепительный, горячий, все сжигающий дотла. Маленькие
спиральки смерчей носятся, собирая пепел. Рассеивается дым.

***
Ровное поле. И две горки золы вдали. Слышно, как часто-часто дышит ветер, словно
 послушный пес, ждущий команды.
- Эта вспышка… Озарение, да?
- Точно! Куда направишься?
- Вон туда, - кивает подбородком, - из двух зол выбирают меньшее, верно? Вот к той
 кучке и пойду. Разберусь с ней, а там и Поле засею… Чудесами.

stihiynaya_haha: (Default)



   Дорога вела к новому дню и новым людям.
Потеплело. Ветер снял последние пенки с парного тумана. Вислобрюхие коровки уже
брели по выцветшему полю. Пастуший пес гонялся за бабочками, громко клацая
челюстями.
Путник снял заплечный мешок, прищурился: нещадно молотя босыми ногами пыльную
дорогу, мчалась девчушка.
Приблизилась, перешла на шаг. Косится, смотрит с любопытством.
- Купаться бежишь? - улыбнулся.
- Неа… К тетке. А купаться – надо еще время выкроить, – девочка шмыгнула носом и
остановилась.
- Ишь ты! Совсем как взрослая говоришь! – Путник засмеялся. – Что ж тебе, времени
мало?
- Ага! Прям нехватка…
- Время-то выкроить можно. Почему ж не выкроить? – Путник похватил с земли мешок,
развязал тесемки, выудил край светлой тряпицы: - Хватит столько?
- А это что? – босые ноги аж на цыпочки поднялись, но ближе не подошли.
- Время это… - усмехнулся и полез в карман.
Уголек живо отметил точки, соединил линиями. Нож блеснул в руках, отхватил кусок
тряпицы.
- Ну-ка, - лента пояском обвила талию. – В самый раз!
- А ты не много отрезал? Другим достанется? - Забеспокоилась девчушка.
- Так у времени только один краешек – с другой стороны оно бесконечное! Выкраивай
сколько надо, его всегда хватает!
- Тянется, - зачарованно погладила девочка поясок. – А если время тянется, что
тогда
делать?
Путник улыбнулся лукаво:
- А вот то и делай, на что обычно времени не хватает!
***

Вокзал. Стрелка на огромных часах почти не движется. Сколько же ждать? Женщина
вздохнула и снова глянула на дорогу. Автобуса не было.
- Время-то как тянется, - вздохнул сидящий рядом седой мужчина.
- Тянется… - Женщина тронула поясок и улыбнулась своим мыслям. Потом достала
кусочек
пастилы и сунула за щеку.
***

- Ба, а ты долго ждала?
- Совсем не ждала. Пастилу ела, - засмеялась она. Высвободила палец из петли пояса
 и добавила: - Время тянула.
- А у нас тоже была та-акая ХВАТКА времени! – Мальчик заговорщически подмигнул.
Седой не удержался:
- Надо же, какая бабушка молодая! А понятия такого нету – «хватка времени»!
Мальчик подтянул шорты, важно заметил:
- Ну ты, дядь, совсем как взрослый говоришь! И вообще – она мне пра-прабабушка! –
он рассмеялся, довольный произведенным эффектом.
Седой недоверчиво посмотрел на женщину. Та улыбнулась:
- Правда-правда! - скинула туфли и запрыгала с внуком по тропинке на одной ножке…
stihiynaya_haha: (Default)
Поплавок бесновался, плясал и нырял, до жалобного стона натягивая леску. Рыбак смотрел вдаль. Мимо плыли облака – упругие и зыбкие, румяные рассветные и поджаристые предзакатные. Пухлые задорные тучки и вальяжные необъятные облачности.
Рыбак смотрел. Снизу просили добычу. Молили, требовали, шептали, кричали, топали ногами и тихо плакали.
«Вот же оно, мое, лови его, дай мне и я отстану!»
«А мне вот это, в форме барашка, нет, следующее… Или то, длинное. Нет, точно – вон то, огромное, лиловое, с горизонта!»
«Это мое… я вижу, что мое, я так давно жду его, пожалуйста…Вот это крохотное счастье, круглое, с пупком посередке. Мне больше ничегошеньки, только его вылови…»
«Дай любое! Лишь бы было, я сам разберусь! Я не прихотлив, пусть небольшое, пусть неяркое – но чтоб было! И чтоб без крапинок и не рваное, и не хуже, чем у других!!»
Рыбак смотрел.
Мимо плыли подарки. Море подарков. Желанных и не очень. Некоторые были настолько долгожданными, что сами плыли вниз. Рыбак смотрел. Облака и люди тянулись друг к другу изо всех сил. Люди нетерпеливо подпрыгивали на цыпочках, превращаясь в сплошные струнки желаний, кончиками дрожащих пальцев доставали до неба. Облака растягивались и рвались в клочья. Иногда люди взлетали и, обняв в исступлении первое попавшееся облако, счастливо смеялись, потом долго парили в небе и плыли домой, унося добычу.
Рыбак выпрямился. Плоская невзрачная тучка, вынырнувшая из-за горизонта, неожиданно показала золотой бочок. Взгляд непрерывно следовал за ней. Тучка неспешно развернулась и вдруг кувыркнулась сама в себя. С изнанки она была синяя с золотом.
Рыбак встал. Слегка покачиваясь, тучка приняла форму груши, вытянула смешной хвостик. Поплавок резво запрыгал к ней.
Осторожно отцепив малыша, рыбак протянул его задумчивому пареньку. Люди расступились – кто в обиде, что не им перепало, кто – боясь спугнуть новое счастье…
«Это мне?»
Рыбак не ответил, только улыбнулся. И снова уставился в небо. Покачал головой. Огромное шоколадное облако, поводя глянцевыми боками, плыло прямо на него. Рыжая девчонка в толпе, выбиравшая все облака подряд, завизжала от восторга. Почуяла. Рыбак привычным движением подсек добычу.
К шоколадному облаку составом прицепилась целая стайка мелких цветных тучек. Девчонка подхватила свой подарок и взмыла небо, вопя от счастья. Толпа жадно расхватывала обрывки таланта, теплые дома и любящие семьи, забирая вместе с яркими путешествиями, мелкими выигрышами и детским смехом. Люди хохотали и плакали, танцевали и обнимались, некоторые сразу спешили домой – спрятать счастье в сундук.
Рыбак спокойно провожал их взглядом. Они вернутся. За своими облаками. И снова будут нетерпеливо требовать, торопить и возмущаться. Скулить, что годы уходят, а дом недостроен, дети непутевые, жены нелюбимые, а время – вор.
А время лепит облака. Каждому свое – настоящее. Каждому. Время больше всего на свете любит дарить подарки. И никто лучше него не знает, когда должно наступить время праздника.

Profile

stihiynaya_haha: (Default)
stihiynaya_haha

June 2017

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Page generated 26/7/17 08:47

Expand Cut Tags

No cut tags